Суббота 27 ноября 15:10

Каспийск

Weather Icon

«Боль Каспийска 1996 года»: история Елены Заловой

Новости
10:58  17.11.21 • 5 просмотров

16 ноября 1996 года. Этот дату знают и помнят многие каспийчане. Ровно 25 лет назад в два часа ночи и десять минут прогремел страшный взрыв, унёсший жизни 69 ни в чем не повинных людей: детей, женщин, офицеров пограничной службы, рядовых, а также гражданских. Кто-то из, к счастью, выживших, остался без родителей, а кто-то потерял свое самое дорогое и сокровенное – семью.

Героиня нашего сюжета — майор медицинской службы в отставке Елена Залова, которая в ту роковую ночь потеряла мужа Андрея Швачева и троих сыновей: Гену, Пашу и Альку, так она ласково называла младшего сына Олега. В то время Елена Геннадьевна находилась на лечении в Кисловодском госпитале. Увидеть в последний раз своих родных ей удалось за неделю до взрыва, когда муж с детьми приехали на праздники навестить маму.

“9-го числа была суббота, у меня этот день засел навечно в памяти. Я отпрашиваюсь с госпиталя к родным, зная, что они опять в этот вечер уезжают обратно в Дагестан. Сажусь на электричку ехать из Кисловодска в Минеральные воды, а электричка ломается в районе “Белого угля”. Мы стояли пол часа, потом нам говорят, что неизвестно сколько придется ждать отправки поезда. Я вышла на трассу, поймала машину, все деньги, все, что у меня было отдала, чтобы приехать в Минводы. Я могла вернуться, но меня что-то тянуло увидеть их. И вот это была последняя дата, когда я их видела живыми”, — вспоминает Елена Геннадьевна.

Тот день Елена Залова помнит до мельчайших подробностей. Как играли во дворе младшие дети, как старший сын с отцом пошли на рынок за долгожданными видеокассетами и помнит, как не хотелось с ними прощаться, возвращаясь в госпиталь. Сердце чувствовало — что-то не так.

«По большому счету, все могло сложиться иначе, и дети могли остаться в Минводах. В школе продлили каникулы из-за отсутствия отопления. Если бы тогда возможно было это все знать, они бы остались живы», — вспоминает Елена Геннадьевна.

“В палате стоял телевизор. Смотрю новости утром в 9 часов и там сообщили, что взорван девятиэтажный дом, в котором жили пограничники. Я понимаю, что это наш дом, что другого такого нет. Прибежала к начальнику госпиталя, там начальник медицинской службы округа был. Они меня успокаивали, говорили сейчас полетишь, сейчас вертолет будет. Туда посылали группу медицинского усиления, и я должна была полететь с ними”, — с дрожью в голосе говорит Елена.

Добираться все же пришлось на машине, по вертолетам тогда дали отбой. В те минуты ужаса и хаоса, которые творились на Ленина, 58 в Каспийске, сердце Елены надеялось и верило, что любимый муж и дети могут быть живы.

“Я сама ехала к живым детям, и рейсовым автобусом я приехала в Махачкалу, где связались с оперативным дежурным каспийского погранотряда, и вот тогда я узнала, что не только муж, но и дети еще не найдены. Мне дали машину, и я приехала на развалины. Сначала меня хотели отвезти в пансионат “Чайка”, где были размещены все люди, потерявшие жилье. Но я сказала: “Нет, мне надо на развалины к детям”. И пока моих не нашли, я находилась там”, — продолжила Елена Залова (Швачева)

Шансов выжить у семьи Швачевых было катастрофически мало. Девятиэтажное здание в один миг рухнул как карточный домик. Находясь на месте событий, Елена видела знакомые книги, вещи, находившиеся в их квартире, и надеялась, что все обойдется. К счастью, в ту трагическую ночь в живых осталась ее мама, комната которой по счастливой случайности уцелела.

«Я думала сейчас будет Андрей, я приготовилась, что сейчас вот-вот его достанут. Надеялась, что дети живы, что их каким-либо образом спасли наши двухярусные кровати, как это было в другой семье, в которой дети пострадали, но выжили. Но достали моего старшего Геночку, после этого меня отводили, я опознавала, говорила кто это с перерывами в час или полчаса. Я уже понимала, что после Геночки будет Олежка, так как он очень любил забираться к старшему на второй ярус кровати и с ним в обнимку спать. Потом достали мужа, а потом Павлика”, — рассказывает Елена Геннадьевна.

Жильцов дома уже мертвых относили на территорию футбольного поля МБОУ «СОШ№6», где был разбит лагерь МЧС. Елена до последнего не могла поверить в случившееся. Казалось, что жизни больше нет.

“Я даже помню, во что они были одеты, в маленькие спортивные костюмчики, в которые их одевали. Я видела, что гроб для старшего сына, а он был все-таки рослым, был ему мал, и он с трудом туда поместился…Я видела, что у среднего сына ручка сломана, зубик откололся…И вот у Павлика так было. А даже здесь на фотографии у Геночки видны родинки, которые мы с ними считали. У кого из мальчиков больше, тот и победил. Я трогала все эти родинки там, стоя у гроба, в последний раз. Я знала, что это мои дети, я знаю, что это они, потому что, когда мне звонила свекровь она говорила: “Лена, может это не наши? Может наши еще живы где-то как-то?” Я ей говорю: “Мама, это наши. Я знаю, что это наши…”, — продолжила свой рассказ Елена.

Елену Залову вместе с детьми и мужем самолетом доставили в Минводы, где и похоронили на центральном кладбище. Позже Андрея Швачева наградили орденом Мужества посмертно. После этого она не могла сидеть на месте, не могла видеть, как по коридорам санатория «Чайка», в который их разместили, бегают дети. Ведь там точно также могли бегать и ее сыновья. Елена ударилась в работу, порой не осознавая происходящего. А ночью, когда бессонница не давала покоя, писала стихи, выливая свою физическую и моральную боль через творчество.

«Для меня это было просто способом излить свою боль. Маме я сказать не могла. Я знала, ей от этого будет еще хуже, и поэтому наоборот я должна была ее как-то вдохновлять. Я писала, когда мне это было физически нужно, морально. Это была потребность. Я не придумывала, не подгоняла рифмы. Эти слова, то, что я пережила, они складывались сами”, — отмечает Елена Залова.

Преступников, совершивших зверское убийство, так и не нашли, дело приостановили. Люди долго добивались признания, что они пострадали в результате террористического акта. На руках у Елены осталось лишь постановление о том, что люди погибли в результате самообрушения здания. Однако по разным версиям специалистов мощность взрывчатки, заложенной под здание, составила от 30 до 150 кг в тротиловом эквиваленте.

“Опять-таки, думаю, что это мы были одними из первых, первым терактом в России. Что-то где-то, думаю, было, возможно, упущено, не до конца расследовано. Но итог один — дело приостановили”, -делится своими мыслями героиня сюжета.

Сейчас Елена Геннадьевна старается жить заново, у нее новая семья. Она вышла замуж за офицера и родила троих прекрасных сыновей: Сергея, Александра и Владимира, которые пошли по стопам своих родителей. Старший сын пошел на военную службу, младший — в медицину, а средний оканчивает ДГУ на судебного эксперта-криминалиста.

“Да. Сейчас у меня три сына и муж Андрей. Поэтому я всю жизнь боялась совпадений. Я ждала с опаской и тревогой того момента, когда дети переступят возрастной порог погибших детей — 11 лет, 8 и 5. Это был патологический страх и тревожное ожидание”, — поделилась Елена Залова.

Тяжелая судьба нашей героини заставила пройти её через ужасные испытания. О той страшной ночи Елена вспоминает каждый день и будет помнить до конца.

10:58  17.11.21 • 5 просмотров
Загрузить еще
Top